Статья Руководителя Федерального архивного агентства, доктора исторических наук А.Н.Артизова «О Годе российской истории»

Страница для печати

О Годе российской истории

Статья подготовлена для информационно-аналитического издания «Федеральный справочник»

Указом Президента Российской Федерации Д.А. Медведева от 9 января 2012 г. № 49 нынешний год объявлен Годом российской истории. Сделано это «в целях привлечения внимания общества к российской истории и роли России в мировом историческом процессе».

Еще в июле 2011 г., во время встречи Д.А. Медведева с молодыми учеными-историками, было обращено внимание на то, что в рамках следующего года предстоит празднование нескольких выдающихся юбилеев: 1150-летия зарождения российской государственности, 400-летия преодоления Смуты и 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года. И это помимо 150-летия со дня рождения государственного деятеля П.А. Столыпина, 200-летия писателя И.А. Гончарова, других событий. Прошлое Отечества богато памятными датами, но такое сочетание поистине уникально, что и отразил упомянутый нормативный правовой акт.

Появление Указа Президента Российской Федерации – свидетельство понимания государством важности истории в нашей жизни, признание того факта, что в обществе неуклонно растет интерес к познанию собственного прошлого и мы постепенно превращаемся из Иванов, не помнящих родства, в подлинных граждан своего Отечества, не на словах, а на деле уважающих труды и деяния отцов, дедов и прадедов. Именно на это нацелены многочисленные праздничные и рабочие мероприятия, которые стоят в календаре 2012 года.

Вместе с тем Указ – это и приглашение к размышлению: все ли благополучно обстоит у нас с познанием и оценками прошлого; что необходимо для того, чтобы уроки истории лучше усваивались гражданами, обществом и властью, чтобы история действительно стала «magistra vitae» («учительницей жизни»)?

Предлагаемая ниже трактовка двух первых, наиболее отдаленных от наших дней юбилейных дат и связанных с ними мероприятий (т.е. как их отметят и что будут делать работники архивной службы), как представляется, в определенной мере характеризует те приоритеты, которые реально стоят перед профессиональным сообществом ученых-историков. Надеюсь, эта трактовка поможет развеять хотя бы часть сомнений тех, кто не размышляет над уроками прошлого, кто уже сегодня видит в праздновании Года череду очередных казенных торжеств и помпезных мероприятий власти.

Согласно летописи начала XII в. «Повести временных лет» в 862 году, т.е. 1150 лет назад, новгородские словене и кривичи, а также их финноязычные соседи «чудь» пригласили к себе на княжение «из-за моря» варяга Рюрика. Рюрик стал княжить, по одной версии, сразу в Новгороде, стольном городе словен, по другой – сначала правил в Ладоге, и только потом перенес столицу в Новгород. Затем, в 882 году, преемник Рюрика Олег захватил землю полян на Среднем Днепре и перенес столицу в Киев. Олегу наследовал сын Рюрика Игорь, от которого пошла древнерусская княжеская династия («Рюриковичи»). К концу X века, в княжение крестителя Руси Владимира Святославича, правнука Рюрика, все восточнославянские территории и земли некоторых неславянских народов были объединены под властью русских князей.

Утверждение первой на Руси правящей династии Рюриковичей, с которыми династия Романовых подчеркивала свою родственную связь через первую жену Ивана Грозного Анастасию, послужило поводом к торжественному открытию в присутствии императора Александра II и его двора 8 сентября 1862 г. памятника «Тысячелетие России» (скульптор М.О. Микешин) в Новгороде.

С точки зрения современной науки, возникновение государства – это длительный процесс, в ходе которого происходят те или иные знаковые события. К ним относится появление в Новгороде Рюрика, описанное в летописи под 862 годом.

Явлением, предопределившим принципиальные черты процесса возникновения древнерусского государства, стало заселение славянами в течение VI–VIII вв. восточноевропейской равнины. Тем самым были определены, во-первых, будущие границы государства Русь, которые в основном совпали с пределами расселения восточных славян. При этом в ходе расселения славяне вступили во взаимодействие и отчасти смешались со многими иноязычными народами –финно-угорскими, балтскими, тюркскими. Во-вторых, именно расселение славян заложило главную экономическую основу древнерусской государственности – земледельческое хозяйство с преобладанием пашенного земледелия. Наконец, в ходе расселения у славян сложились политические предпосылки перехода к государственности, произошел слом родоплеменного строя, образовались новые общности, уже на территориальной основе. Подобными общностями были поляне, новгородские словене, кривичи, вятичи, о которых рассказывает «Повесть временных лет».

Еще в первой половине XVIII в. благодаря трудам некоторых членов Петербургской Академии наук (Г.3. Байер, Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлецер и др.) летописное свидетельство о призвании варягов породило так называемую «норманнскую теорию», согласно которой славяне объявлялись неспособными к созданию собственного государства без цивилизующего вмешательства иноземцев. Яростным противником этой теории выступил М.В. Ломоносов, отрицавший варяжское влияние на создание русского государства и считавший Рюрика славянином.

Ученые-историки долго спорили о том, кем были летописные варяги. К началу XX в. спор был решен – варяги являлись скандинавами (норманнами). У народов Скандинавии IX–X вв. были т.н. «эпохой викингов» – временем, когда дружины выходцев со Скандинавского полуострова осуществляли экспансию на территорию западной и восточной частей континентальной Европы. Норманны не могли принести куда-либо государственность, т.к. сами ее еще не имели. Но они включались в общественные процессы, происходившие в странах, в которые они приходили с военными или торговыми целями.

Приход к новгородским словенам Рюрика привел к формированию династии, княжеского рода, на долгие века монополизировавшего власть на Руси. Потомки дружинников Рюрика составили заметную часть знати, окружавшей русских князей.

Что касается характера государства и темпов его образования, то здесь в целом Русь не отличалась от западнославянских соседей, где государства формировались примерно в то же время. Но одна особенность все же есть. У западных и южных славян образовалось по несколько государств. Восточные же славяне оказались объединены в одном государстве. В результате сложилась единая народность восточных славян, носившая то же имя, что и страна – Русь. На основе славянского алфавита, изобретенного в IX столетии Кириллом и Мефодием, сформировались общая всем восточным славянам культура, в том числе письменная, общий литературный язык. Культурное единство восточных славян было закреплено и получило мощное развитие с принятием Русью в конце X в. христианства в его восточном (православном) варианте.

Позднейшее разделение общерусской народности на три восточнославянских народа – великорусский, украинский и белорусский, последовавшие политические катаклизмы не уничтожили этой культурной общности (ее важнейшие черты – кириллическая письменность и православие – сохраняются и поныне). События, описанные в «Повести временных лет» под 862 годом, для всех восточнославянских народов и государств являются равно началом общей – древнерусской – государственности.

Еще один празднуемый в 2012 г. юбилей – 400-летие преодоления Смуты, по сути жестокой и страшной гражданской войны, охватившей многонациональную Россию на рубеже XVI–XVII веков.

Почему страну постигло столь тяжкое испытание? После ряда успешных реформ (центрального и местного управления, налогообложения, денежного обращения, военной и др.) Иван Грозный попытался «подстегнуть» модернизацию страны путем длительных завоевательных войн, приведших к конфликту с Польско-литовским государством, Швецией и даже дружественной Данией, а также путем внутреннего террора, жертвами которого стали значительная часть правящей элиты и тысячи представителей других сословий, а итогом – глубокий социально-экономический кризис. Его характерными чертами стали, с одной стороны, снижение уровня жизни основного «тяглого» населения – крестьянства на фоне политики его дальнейшего закрепощения, с другой – раздоры и неспособность правящего землевладельческого класса ответить на вызовы времени. Свою лепту в обострение кризиса внесли неурожайные 1601–1603 годы с чудовищной коррупцией при раздаче хлеба, отказом крупнейших феодалов, даже монастырей поделиться своими запасами.

В страну пришли голод, а вслед за ним возмущение различных слоев населения неспособностью власти справиться с ситуацией, масштабные социальные протесты, наиболее известным из которых стало выступление под руководством Ивана Болотникова. Неслыханное ранее дело: среди возбужденной и отчаявшейся массы возникли сомнения в праведности и истинности самого государя! Люди пережили шок, когда умер последний Рюрикович Московского дома – царь Федор. Никогда на Руси не менялась династия. Её пресечение было равносильно гибели отечества. А если такое произошло, значит Бог наказывает «всех нас». Борис Федорович Годунов, государь мудрый и опытный, многими не воспринимался как истинный помазанник Божий.

Плодились слухи, что где-то есть истинный царь, и как только некто (по свидетельствам современников, мелкопоместный дворянин Григорий Отрепьев) назвался царевичем Димитрием – страна облегченно вздохнула и поверила. Поддержали Лжедмитрия I первоначально чуть ли не все слои общества, а костяк его войска составили вольные казаки – новая политическая сила, сформировавшаяся из бывших военных холопов, разоренных крестьян, обнищавших провинциальных дворян. Однако правление Лжедмитрия I закончилось в политическом вакууме, поскольку он не оправдал надежд ни российских бояр и служилых людей, ни своих зарубежных союзников – польско-литовских магнатов.

В дела ослабленной кризисом страны открыто вмешались правительства Речи Посполитой, король которой Сигизмунд III, швед по рождению, ревностный католик, был увлечен планами окатоличивания и колонизации огромного соседа (наиболее здравомыслящие политики – канцлер Я. Замойский, гетман С. Жолкевский решительно протестовали против втягивания своей страны в чужую междоусобицу), и протестантской Швеции, враждебной Польско-Литовскому государству и стремившейся к гегемонии в Северной и Восточной Европе.

В течение 7–8 лет в стране действовало одновременно несколько правительств – Василия Шуйского в Москве, Лжедмитрия II в Тушине, оккупационные правительства под шведским (в Новгороде) и польским (Смоленск) влиянием, затем правительство «царя Владислава» в Москве и правительства Первого и Второго ополчений. Экономически сильные регионы (Рязань, Нижний Новгород, Казань) вели собственную политику.

К концу 1610 г. значительная часть общества потеряла терпение. Россия лежала в руинах и пожарищах, находилась на грани развала и под угрозой раздела между сильными соседями. В этих условиях новые социальные силы – «земские люди», т.е. солидарно выступившие широким фронтом торгово-ремесленное население, провинциальное дворянство, свободное крестьянство и здоровая часть «вольного казачества», спасли положение. Они организовали сначала сопротивление иностранным оккупантам и мародерам на местах, а затем объединились в Первое ополчение, которое дошло до Москвы, создало временное правительство и приказы, но взять столицу из-за конфликта между дворянами и их вчерашними холопами – казаками не смогло.

Второе ополчение было создано в Нижнем Новгороде по инициативе выбранного земского старосты (главы посадского населения) торговца Козьмы Минина. Нижегородцы давно проявляли свою сплоченность – их дворянство не было слишком родовито и чванливо, купцы и ремесленники умели владеть оружием, в округе имелось немало верных присяге служилых татар и других иноверцев, а также опытных наемных европейцев. Минин собрал горожан и, понимая, что главное – деньги, добился экстраординарных сборов, подобрал опытного военного вождя – князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Сформировалась настоящая армия, основу которой составили тщательно отобранные служилые люди, которым платили деньги и обещали после победы поместья, и казаки. Ополчение в течение 1612 г. поставило под контроль патриотических сил местные администрации во многих городах, а в Ярославле сформировало правительство в составе нескольких вельмож с громкими именами и церковных иерархов – «Совет всей земли», покончивший с хаосом и возглавивший страну после изгнания из Москвы оккупантов.

В боях 22–24 августа 1612 г. Пожарский и Минин при поддержке в самый решительный момент казаков сумели выдержать бой с одним из лучших полководцев тогдашней Европы гетманом Я.К. Ходкевичем, который вынужден был уйти, оставив гарнизон и бояр на милость осаждавших. 26 октября по старому стилю ополченцы вошли в Кремль, в числе «сидельцев» в котором был сын митрополита Филарета малолетний Михаил Романов.

«Совет всей земли» действовал примерно до 25 февраля 1613 г. Существует много разных мнений о собравшемся тогда избирательном Земском соборе и о том, почему на престол был избран 14-летний мальчик, внучатый племянник царя Федора Ивановича. Никаких официальных документов, кроме итогового – «Утвержденной грамоты» – о его выборе не сохранилось. По слухам, дебатировались кандидатуры ряда вельмож, в т.ч. князя Д.Т. Трубецкого и королевича Владислава. Однако, вероятно благодаря казакам, составлявшим большинство вооруженного населения тогдашней Москвы (в это время многие дворяне разъехались по поместьям), избран был Михаил Федорович, сын митрополита Филарета, с тушинских времен популярного среди казаков.

С приходом к власти в феврале 1613 года новой династии Романовых Смута в основном завершилась. Но преодоление ее последствий шло долго, медленно и тяжело. Недаром XVII век называли «бунташным».

Общество извлекло из ставшей поистине национальной катастрофой Смуты «урок хаоса», актуальный и для более поздних времен: в раскинутой по огромным просторам России необходимость стабильной и крепкой государственной власти, способной обеспечить мирное и устойчивое развитие страны, её суверенитет и геополитические интересы на международной арене, является императивом.

История юбилейных событий, как представляется, напоминает также о другом важном обстоятельстве. Государственные образования на территории России всегда были многонациональными, где вместе с русскими или по-соседству с ними проживали многие другие народы и национальности. Поэтому уважение и толерантное отношение к подлинному прошлому этих народов – обязательное условие грамотной исторической политики государства Российского, условие, которое, с одной стороны, отвечает правде прошлого, с другой – гарантирует национальное согласие, а значит, стабильное развитие в многонациональной и разноконфессиональной стране. Не случайно указ о проведении Года истории нацеливает нас на изучение не только российской истории как таковой, но и вообще места России в многонациональном и многополярном мире.

Будучи по сути хранителями вековой национальной памяти, архивисты в своей деятельности учитывают эти важные уроки прошлого. При подготовке историко-документальных выставок, сборников архивных документов, других информационных ресурсов они руководствуются объективным подходом к освещению событий и исторических личностей, стремятся обеспечить высокий научный уровень своих научно-информационных продуктов.

При изучении истории приоритет мы сознательно отдаем источникам – подлинным документальным свидетельствам, созданным, как правило, во время самих событий. Виды и разновидности таких источников (от древних летописей до современных электронных документов) чрезвычайно разнообразны. Без их выявления, прочтения и комментирования не возможно обеспечить научное познание прошлого. Иначе такое познание подменяется в лучшем случае сказками и мифами доброжелательных мечтателей, а в худшем – злонамеренными фальсификациями.

Поэтому едва ли не главная профессиональная задача историков-архивистов – обеспечить доступ пользователей к историческим источникам, в том числе с использованием современных информационных технологий и удаленного доступа через Интернет.

В этой связи следует сказать, что секретные документы по дореволюционной отечественной истории в российских архивах отсутствуют, и рассекречивать какие-либо источники, как говорится, «под юбилеи» необходимости нет.

В рамках празднования 1150-летия российской государственности Росархив планирует подготовить виртуальную документальную выставку, посвященную этому событию, с размещением её на отраслевом портале «Архивы России». Содержание выставки составят электронные образы архивных документов, исторических реликвий и символов, отражающих этапы российской государственности. Среди них Русская Правда, Судебники XV–XVI вв., Соборное Уложение 1649 г., Указ Петра I о принятии императорского титула, Табель о рангах 1722 г., «Кондиции» Анны Иоанновны 1730 г., Манифест Екатерины II о вольности российскому дворянству 1762 г., Манифесты Александра I о создании Государственного совета 1 января 1810 г. и об учреждении Министерств 25 июня 1811 г., Манифест Александра II об отмене крепостного права 19 февраля 1861 г., Манифесты Николая II об учреждении Государственной Думы 17 октября 1905 г. и об отречении от престола 2 марта 1917 г., Декреты о мире и земле, Декларация об образовании СССР 30 декабря 1922 г., Конституции СССР 1922, 1924, 1936, 1977 гг., Беловежское соглашение о роспуске СССР 8 декабря 1991 г., Конституция Российской Федерации 12 декабря 1993 г. и др.

К юбилею окончания Смуты совместно с костромскими архивистами подготовлен электронный проект «Преодоление Смуты конца XVI – начала XVII вв. и укрепление российской государственности». Для проекта подобрано и оцифровано 255 архивных документов, 91 опубликованное исследование (41 такое исследование специально оцифровано для проекта), 37 музейных предметов, 101 иллюстрация и фото, 2 видеосюжета («Иван Сусанин» и «Ипатьевский монастырь»). Кроме электронных образов (их более 7 тысяч) и видеосюжетов проект включает исторический очерк по теме, научное описание и аннотации к документам, библиографию по истории вопроса, полнотекстовую библиотеку.

Проект будет размещен на отраслевом портале «Архивы России» и доступен пользователям. Программное обеспечение электронного проекта позволит увеличивать, сохранять, распечатывать образы; предусмотрен поиск по ключевым словам.

Планируются также историко-документальная выставка в Выставочном зале федеральных архивов (г. Москва) с участием федеральных и региональных архивов, таких известных музеев, как ГИКМЗ «Московский Кремль», Государственный исторический музей, МО «Музеи Москвы»,  и  международная конференция «Смута в России и шведский Потоп в Речи Посполитой: опыт преодоления государственного кризиса в XVII столетии» под эгидой недавно созданных Российско-польского и Польско-российского центров диалога и согласия.

К юбилею Отечественной войны 1812 года архивисты подготовят целую серию изданий: юбилейный календарь на 2012 год «Русская армия в рисунках Л.И. Киля из собрания Российского государственного военно-исторического архива», справочник выдающегося русского историка и архивиста Н.П. Поликарпова «Боевой календарь-ежедневник Отечественной войны 1812 года», сборники документов «Донские казаки в Отечественной войне 1812 года» и «Герои и подвиги» с описаниями подвигов офицеров и солдат русской армии в Бородинском сражении, фотоальбом «Юбилейные торжества в память 100-летия Отечественной войны 1812 года в высочайшем присутствии».

Значимым юбилейным мероприятием станет историко-документальная выставка «Не даром помнит вся Россия…», которая откроется 31 августа в Выставочном зале федеральных архивов в г. Москве. На ней будут представлены уникальные, ранее не экспонировавшиеся документы из российских и зарубежных архивов о самых ярких событиях и выдающихся участниках войны и заграничных походов русской армии 1812–1815 гг. На международной конференции «Эпоха 1812 года в судьбах России и Европы», организуемой Росархивом совместно с Государственным историческим музеем и Институтом российской истории РАН 8-11 октября предполагается рассмотреть широкий круг вопросов изучения эпохи (события и люди 1812 г. в новых исследованиях, война и заграничные походы русской армии в контексте европейских международных отношений, отражение 1812 г. в общественном сознании и культуре России и европейских народов и др.).

Мероприятия архивной службы – составная часть той большой работы, которую в Год российской истории осуществят в сотрудничестве профессиональное сообщество ученых-историков и все те, кто не на словах, а на деле заинтересован в изучении и популяризации прошлого Отечества.

Вместе с тем, уже первые месяцы 2012 года показывают, что не все у нас благополучно с координацией исторических исследований и празднований. Организационный комитет по проведению Года российской истории, к сожалению, образован лишь 17 апреля сего года, в течение месяца он еще ни разу не собирался. (Вообще практика создания под каждый мало-мальски значимый юбилей самостоятельного совещательного органа – в последние 6 лет образовано порядка 30 правительственных и других комитетов и комиссий по исторической тематике – заслуживает отдельного разговора).

В условиях современного гражданского общества с неизбежным идеологическим плюрализмом и отсутствием монопольной концепции истории познание прошлого – важная задача не только государства и его органов, но и самого общества, его граждан. Однако до сих пор в стране отсутствует авторитетная общественная организация ученых-историков, вроде бывшего императорского Русского исторического общества (РИО) или ныне восстановленного Русского географического. Надеюсь, недавно созданный Оргкомитет с целью подготовки учредительной конференции РИО успешно завершит работу, и такое общество у нас, наконец, появится. Его создание в Год российской истории будет символичным знаком происходящих позитивных перемен.

Только совместные усилия различных государственных и негосударственных институтов и граждан приведут к объективно необходимому обновлению системы идеологического и исторического сопровождения общественной жизни нашей страны на современном витке её общественно-исторического развития.

 

Руководитель Федерального архивного агентства,
доктор исторических наук
А.Н. Артизов

     © Росархив 2009–2019.
     Условия использования материалов

     Дистрибутивы программ

     Поддержка сайта:
     support@archives.ru

Рассылка Новости портала Архивы России Журнал 'Вестник архивиста' Архив кинохроники и документальных фильмов Международный совет архивов