"Фашисты пили кровь пленных русских, а в блокадном Ленинграде люди справляли свадьбы и разводились" (www.mk.ru)

Страница для печати

     “Неизвестная война” — даже сейчас, почти 65 лет после победы, обнаруживаются все новые, практически неизвестные нашим согражданам факты о Великой Отечественной. Убедиться в этом смогут посетители выставки, подготовленной в Выставочном зале федеральных архивов.

     Эта историко-документальная экспозиция называется “Советское общество и война” и рассказывает главным образом о том, что происходило в те страшные годы вдали от фронтовой полосы.  

     Вот сообщение немецкой интендантской службы. Оказывается, гитлеровские “начальники тыла” в ожидании огромных партий военнопленных, захваченных при развитии победоносных ударов по СССР, озаботились проблемой их продовольственного снабжения. В целях экономии гитлеровские “кулинары” разработали для наших пленных красноармейцев рецепты особого эрзац-хлеба, позаимствованные из опыта голодных годов в России после Гражданской войны. В отчете, датированном ноябрем 1941-го сообщается, что немецкие солдаты, продегустировав этот хлебушек, попросту отравились! 

     И еще одно свидетельство фашистской предусмотрительности. Напав на Советский Союз, немецкое руководство выпустило специальную брошюру, посвященную полезным ископаемым на европейской территории СССР, которую планировалось захватить в результате военных действий. Была, оказывается, разработана так называемая четырехлетка Геринга: целью ее являлось промышленное освоение завоеванных восточных областей. 

     Постановление ГКО (естественно, под грифом “Совершенно секретно”) от 11 июля 1941 г. посвящено планам эвакуации промышленных предприятий. В этом документе можно натолкнуться на неожиданный факт: в первые дни войны “верхушка” страны еще верила, что немцев удастся остановить на западных рубежах, а потому в качестве городов, куда следует вывозить заводы с Украины и из Белоруссии, значится, например Калинин (Тверь). Удивительными выглядят и указанные в постановлении сроки восстановления производства: дата эвакуации, например, сентябрь 41-го, а срок пуска на новом месте — январь 42-го. На постройку завода, что называется, в чистом поле отводилось 4—5 месяцев. 

     Общий список предприятий, намеченных к эвакуации, огромен, — Постановление ГКО вместе с приложениями к нему занимает 400 листов машинописного текста! Между тем для осуществления столь грандиозной “рокировки” элементарно не хватало железнодорожного подвижного состава (позднее для вывоза людей на восток использовались в качестве обычных пассажирских даже метровагоны из столичной “подземки”). Зафиксированы случаи, когда сотрудники заводов и фабрик, до последнего момента занимавшиеся организацией отправки оборудования в эвакуацию, не успевали сами попасть на последний уходящий эшелон. И тогда люди шли пешком, — например, из Москвы в Куйбышев. 

     Впрочем, определенная “дополнительная” забота о тех, кто снимался с насиженных мест и отправлялся вглубь страны, была предусмотрена: в соответствии с правительственным постановлением каждой семье при эвакуации давали 300 рублей “подъемных”. (Для сравнения: уже через несколько месяцев ровно столько стоил пуд картошки на базаре.) 

     Очень примечательные факты содержит справка, подготовленная работниками ленинградской службы загс. В осажденном фашистами голодающем городе было зарегистрировано “гражданских” смертей: в 1941 г. — 115 088, в 1942 г. — 547 559, в 1943 г. — 26 995. Но даже в этих суровых условиях блокадникам ничто человеческое не было чуждо. Люди женились и разводились. Например, в самый суровый период блокады было узаконено: в 1942 г. — 3250 браков и 650 разводов, а в 1943 г. — 7981 брак и 1243 развода. 

     Представленные на выставке письма немецких солдат поражают своей циничностью. 

     Вахтмейстер Альберт Беккер пишет приятелю в ноябре 1942 г.: “…Я нахожусь в районе Минска на охоте за партизанами… Мы уже уничтожили здесь банды численностью более 1500 человек, среди них женщин и детей…” 

     А вот это уже и вовсе переходит все мыслимые пределы человеческого поведения. Из письма солдата Пауля Кенинге, датированного 1942 г.: “…Сегодня мы изрядно выпили… Разговор зашел о наших предках — древних германцах. Роберт сказал, что они считали за честь пить кровь поверженного врага. Я заметил: “А разве мы не такие? Мы тоже должны пить кровь русских!”…Ребята начали подзадоривать. Я был пьян. Побежал в сарай, вывел пленного русского солдата, самого молодого из всех, которые там были, и приколол его, как барана. …Я подставил к [ране на] груди убитого стакан, наполнил его кровью и выпил одним махом. …Сделал вид, что это приятно. Другие солдаты тоже начали выводить пленных, прикалывать их и пить кровь…”

     Свое отражение нашла на выставке и мало афишировавшаяся у нас до того финансово-денежная сторона войны. 

     Из постановления ГКО: “Сохранить за личным составом партизанских отрядов среднюю зарплату, как за добровольцами… 29 июля 1941 г. Молотов”. 

     В записях секретного дневника Винницкой конторы Госбанка, которые вели сотрудники этого учреждения в октябре 1944 г., зафиксированы подозрительные случаи спекуляции и “растранжиривания” крупных сумм: “…Некий гражданин в базарный день продавал ученические тетради по 30 р. за штуку, реализовав таким образом около 200 штук. Как стало известно, тетради привезены из Ленинграда, где он их покупал по 5 р. за штуку…” 

     Семья одного офицера — старшего лейтенанта, получив по почте 40000 рублей, израсходовала в ближайший базарный день на покупку двух пар яловых сапог — 7000 р., поношенного пальто дамского — 11000 р., около 12 метров мануфактуры — 5000 р.”… 

     Кто-то наживался, а кто-то жертвовал последнее. В одной из витрин представлено письмо Сталину за подписью управляющего делами Московской епархии. В нем владыка сообщает, что прихожане столичных храмов передают “дорогому Иосифу Виссарионовичу” собранные ими 1 млн. 225 тыс. рублей для оказания помощи детям, оставшимся без родителей. 

     Выставка “Советское общество и война” должна была начать свою работу 31 марта, однако из-за трагических событий в Москве ее открытие пришлось перенести на 10 апреля. Адрес Выставочного зала федеральных архивов: Б. Пироговская ул., 17. Вход бесплатный.

Александр ДОБРОВОЛЬСКИЙ
http://www.mk.ru/social/article/2010/04/01/460021-fashistyi-pili-krov-plennyih-russkih.html?action=print

     © Росархив 2009–2018.
     Условия использования материалов

     Дистрибутивы программ

     Поддержка сайта:
     support@archives.ru

Рассылка Новости портала Архивы России Журнал 'Вестник архивиста' Архив кинохроники и документальных фильмов Международный совет архивов