ANR Paprik@2F: «Un archiviste de retour de Russie»

Страница для печати

Перевод с французского

Источник: http://anrpaprika.hypotheses.org/2396 (фр.)

АРХИВИСТ ВЕРНУЛСЯ ИЗ РОССИИ

1 июля 2014 г.
Виктор Лагард

В первую научную поездку в Россию ANR Paprik@2F (Портал архивных политических исследований по Коминтерну и французским фондам Агентства национальных исследований – М.О.) решил отправить Ромена Декуломбье и Виктора Лагарда в архив РГАСПИ, чтобы сопоставить имеющиеся в Дижонском отделении MSH (Фонд «Дом гуманитарных наук» – М.О.) источники с реальным фондом на месте. Ромен Декуломбье недавно изложил свои размышления о поездке в архив Москвы: http://anrpaprika.hypotheses.org/1976. Сегодня Виктор Лагард представляет свой взгляд на современную российскую архивную практику.

После преодоления каким-то образом дезориентации из-за языка и гигантизма Москвы встреча с российским архивом является уникальным опытом для молодого архивиста, привыкшего к французской архивной практике.[1]

Ожидания и реалии.

Одна из первых заметных вещей – довольно значительный разрыв между впечатлением от интернет-сайта РГАСПИ и реальным изучением на месте.

Сайт, витрина архивного центра, во многом в авангарде практики размещения онлайн исторических документов отметим здесь работу по базе данных Интернациональных бригад, со сканированием высокого качества и распознаванием документов). На месте степень компьютеризации и использования новых технологий довольно сильно отличается. Заполнение карточек читателя осуществляется в письменной форме и на русском языке (переводчик более чем рекомендуется для не-русскоговорящих), и это должно быть каждый день не менее трех раз: формы учета посещения, у шкафчиков и при получении документов.[2]

Среди механизмов запроса – заказывая, заранее требуется указать размеры, но это позволяет нам получит нужный шкафчик, где хранятся все заказанные дела, это поможет лучше управлять своей работой, изучать несколько дел одновременно и держать в стороне дела, которые мы хотели бы изучить позже. Это расхождение позволяет увидеть постепенное изменение архивной практики в РГАСПИ: если сайт отражает желание модернизировать архивный центр, на месте визит показывает, что никакое цифровое новшество не революционизировало привычек в работе РГАСПИ.

Политика закрытия фондов.

Поездка в Москву заставила меня сравнить русские и французские архивные практики, в частности, отсрочку в предоставлении документов. Кажется, в России не существует законов, сопоставимых с теми во Франции, которые регулируют предоставление архивов и, в частности, отсрочку в их доступности.[3] На практике, многие исследователи в современной истории вынуждены искать льготы, чтобы устранять иногда длительные задержки, особенно те, которые касаются безопасности государства (50 лет).[4]

Российская практика способствует закрытию дел, но без критерия давности документов. На самом деле, подход может показаться менее ясным, так как мотивация закрытия этих фондов оставляется на усмотрение российских архивистов. Так, во время нашего визита в РГАСПИ мы хотели увидеть некоторые из этих закрытых фондов, в том числе личные: доступ остается невозможным, несмотря на наши неоднократные просьбы. С другой стороны, многие открытые дела будут недоступны во Франции из-за отсрочки доступа.[5] Понятие закрытого дела в России, кажется, подразумевает его фактическое закрытие. Тем не менее, РГАСПИ недавно запустил политику открытия новых фондов. Перейдя от окончательного закрытия к свободному открытию, но через масштабное размещение документов онлайн. Можно найти эту логику через базу данных Цифровой Архив Сталина, дела, составляющие ее основу были закрыты до публикации в Интернете (по дорогому доступу).[6]

В завершение, что больше всего меня поразило, это, без сомнения, приток исследователей в московский архивный центр. Наличие исследователей из разных стран, особенно англо-саксонских, показывает интерес и непревзойденную важность этого архивного центра для проведения исследований по коммунизму, но также и по гораздо более обширной и разнообразной тематике. Если количество французских игроков в залах РГАСПИ и имеет тенденцию к снижению в 2000-х, то работа в российских архивах предоставляет историку современности незаменимый и обязательный опыт.

Для более подробного изучения

Кере, Софи. Украденная память: архивы Франции, трофеи войны нацистов, а затем советских. Payot, Paris, 2007.

Олег Хлевнюк. «Историк и документ», Cahiers du monde russe [онлайн], 40/1-2 | 1999, размещено 15 января 2007, http://monderusse.revues.org/5

Перевела М. Осекина


[1] Обзор практики архивного дела России, № 3-4 (вторая половина 2002 г.) журнала «COMMA» Международного Совета Архивов, посвященных российским архивам дает представление о различных архивах и богатстве их фондов.

[2] Практика означает также, что его имя вносится в листы использования, предназначенные для подшивки в сами архивные папки. Это основное преимущество – знать, были ли документы под руками просмотрены ранее, и кем.

[3] Эти отсрочки можно посмотреть здесь: http://www.archivesdefrance.culture.gouv.fr/static/5610

[4] http://www.archivesdefrance.culture.gouv.fr/archives-publiques/chiffres-clefs-rapports-et-etudes/observatoire

[5] В действительности, можно знакомиться с архивными делами хронологически до 1980 г.

[6] http://www.stalindigitalarchive.com/frontend/

     © Росархив 2009–2019.
     Условия использования материалов

     Дистрибутивы программ

     Поддержка сайта:
     support@archives.ru

Рассылка Новости портала Архивы России Журнал 'Вестник архивиста' Архив кинохроники и документальных фильмов Международный совет архивов