ИА «Росбалт»: Архивы – страшная вещь

Страница для печати

Росбалт, 01/02/2013 17:40

Сегодня часто можно услышать жалобы на продолжающуюся "закрытость архивов". Кто-то говорит, что, мол, при Путине закрыли доступ потомкам репрессированных к делам своих предков. Кто-то (например, Виктор Суворов) иронизирует: война 60 лет назад кончилась – что же архивы по сей день закрыты? Что здесь правда, а что ложь, рассказывает директор Государственного архива РФ Сергей Мироненко.

– Сергей Владимирович, много ли у нас на сегодня засекречено, и почему?

– На сегодняшний день количество секретных материалов невелико. По всем российским архивам оно не превышает 5%. И это вполне укладывается в общепринятые мировые нормы.

Рассекречивание и снятие неоправданных ограничительных грифов началось даже не с 1991 года. Оно началось в перестройку, в 1980-е гг. был такой журнал, издававшийся ЦК КПСС, в котором публиковались ранее недоступные материалы. Но естественно, что массовое рассекречивание началось после августовских событий 1991 года, когда пал Советский Союз. Началась так называемая "архивная революция" – термин, который вошел уже в обиход. Тогда были рассекречены сотни тысяч архивных дел.

Это не значит, что на сегодняшний день все хорошо.

– А что не очень хорошо?

– Я не устаю повторять, что наша страна славна тем, что принимает законы, но их не исполняет. Например, закон о государственной тайне установил 30-летний срок засекречивания. И, казалось бы, после 30 лет ранее недоступные архивы должны открываться.

Но мы очень богатая страна! Вот, если в других странах это делается автоматически, то у нас создан невероятно сложный, затратный механизм рассекречивания. Когда по каждому документу должно быть подготовлено экспертное заключение. А если это документ, который касается 10 ведомств? Например, какое-нибудь постановление Совета Министров или совместное постановление Совета Министров и ЦК КПСС? Значит, надо привлечь 10 экспертов, чтобы они пришли, посмотрели…

С моей точки зрения, этот закон должен осуществляться таким образом. Сегодня у нас какой год, 2013? 30 лет отсчитайте – 1983 год. Вот, все секретные документы должны тут же автоматически потерять гриф секретности. За исключением тех, которые продолжают иметь признаки государственной тайны.

И поэтому надо не рассекречивать отдельно каждый документ, а из этой массы, которая должна быть в очередном году рассекречена, лишь некоторые засекретить на определенный срок! Какая-то гостайна сохраняет свои свойства пять лет, какая-то 10, 15. Бывают и бессрочные секреты. Например, ни одна страна в мире не раскрывает свою агентуру. Значит, есть какие-то комплексы материалов, которые, может быть, через сто или 150 лет, когда они потеряют актуальность, все же будут доступны.

– А на самом деле?

– А на самом деле этот 30-летний срок не имеет никакого значения. Потому что создана межведомственная комиссия, и для нее не важно, это документ 1920-х гг. или 1930-х гг., 1982 года или 1992 года. Межведомственная комиссия закон игнорирует. Это комиссия с большим штатом, на нее уходят большие государственные деньги. Для того, чтобы рассекретить документ, надо для экспертов изготовить копии, огромную предварительную работу провести. Потом эти эксперты будут писать свои заключения, потом они будут утверждаться…

Во всем мире действуют проще и дешевле. И пока никто не умер. Мстислав Келдыш, будучи президентом Академии наук СССР, еще в советские времена на одном из заседаний сказал, что в современном мире утаить какой-то секрет практически невозможно. Ну, полгода может продержаться тайна — поскольку мир настолько интегрирован, настолько связаны ученые всего мира. Он имел в виду, конечно, фундаментальные разработки.

– И, наверное, естественные науки, технику. А в истории еще очень много тайн.

– В истории всегда будет оставаться поле для исследований. Поскольку, по моему глубокому убеждению, история – это наука. А если в истории все ясно, то чем заниматься историкам? В свое время мы "Краткий курс истории ВКП (б)" изучали. И все было ясно: маленький учебничек, где все было разжевано. Это хорошо? Плохо. Разные мнения, разные эпохи. Возьмите русский XIX век, что мне ближе. Вы что думаете, там все ясно и понятно? Нет. Пытливые умы всегда будут открывать какие-то новые исторические события.

Недавно состоялись юбилейные мероприятия, посвященные 400-летию окончания Смутного времени. Была конференция, которую организовало Федеральное архивное агентство, куда мы пригласили польских историков и российских. И общими усилиями провели замечательные два дня, обсуждая эти 400-летней давности события.

И пришли к выводу, что эта Смута – безусловно, гражданская война, которая была в начале XVII века. Что выход из этой гражданской войны политическая элита того времени нашла в компромиссе. А компромисс заключался в том, чтобы признать все, что было сделано и Лжедмитрием I, и Лжедмитрием II, и семибоярщиной, и Шуйским – для того, чтобы прекратить эти конфликты. Вот, пожаловал тебе Лжедмитрий какой-то титул, пожаловали тебе землю – это у тебя осталось. Чтобы прекратить убийственную, братоубийственную войну. И это было главное осмысление произошедшего в начале XVII века.

– В каком-то смысле аналогичным образом действовала новая российская элита, "ельцинская".

– В каком-то смысле, да. Люди понимают, что не надо втягивать общество в бесконечные разборки. Этого понимания не оказалось, кстати, в 1917 году. И в результате мы имеем кровавую историю революционной Советской России.

– Все-таки, двумя сферами, где, в общепринятом представлении, больше всего тайн, остаются репрессии сталинского времени и Вторая мировая война. Можно часто услышать, что официальные цифры потерь-де слишком малы и наверняка занижены. Можно ли доверять сегодня официальным данным?

– В основном, да. Министерство обороны РФ сделало великую вещь: оно создало портал "Мемориал". Где личные дела участников Великой Отечественной войны выложены в открытом доступе. И я лично знаю десятки людей, которые нашли своих погибших родственников.

Государственным архивом РФ издана семитомная история сталинского ГУЛАГа, где опубликованы, с нашей точки зрения, наиболее важные документы по истории политических репрессий в сталинское время. Предисловие, кстати, было написано А.И. Солженицыным и Робертом Конквестом – выдающимися исследователям этого вопроса.

Но это только вершина айсберга. А в ходе проекта, который предшествовал изданию, было микрофильмировано порядка 11 млн страниц документов. Том "Истории ГУЛАГа" специально посвящен массовым репрессиям. И там мы привели практически все документы, которые существуют. Никаких других секретных, тайных, неизвестных документов нет.

Почему расходятся цифры? Не потому, что документы по репрессиям закрыты. Это вопрос их освоения, изучения, анализа. Того, чем занимается историческая наука. Например, часть людей судили по уголовным статьям, а де-факто они были политические заключенные. Действительно, это очень сложно подсчитать.

– Одним из "неприятных вопросов" новейшей истории остается "Катынское дело". Где, вроде бы, мы до сих пор скрываем от польской стороны какие-то важные документы.

– Я думаю, что тут никаких глобальных секретов нет. После того, как рассекретили материалы и признали, что эти 20 с лишним тысяч поляков, которые были захвачены Красной армией при вхождении в Западную Украину и Западную Белоруссию, были расстреляны не немцами, а НКВД, – какой еще может быть секрет? Ну, пытливые люди спрашивают, почему засекречены тома Главной военной прокуратуры. Но принципиально нового ничего в этих томах нет и быть не может.

– Но, кроме ХХ столетия, по-прежнему велик интерес к Древней Руси. Пресловутый вопрос о призвании варягов наши граждане никак решить не могут. И многие говорят о "засекреченных древних рукописях", невыгодных властям.

– Российская историческая наука вполне решила этот вопрос. Норманны в Англии основали английское государство – и никакого комплекса неполноценности англичане совершенно не испытывают. А вот мы почему-то с какого-то момента начали комплексовать из-за того, что наши предки призвали варяжского князя.

Ну, был варяжский князь, сыграли варяги определенную роль в становлении российского государства. Теперь, правда, известно, что "три брата" – это не братья. Был только Рюрик или готландский Рорик, который упоминается в скандинавских источниках. Вот его призвали новгородцы, и он княжил в Новгороде. А "Синеус и Трувор" – это неправильно прочитанные слова, что его призвали с его дружиной и домом.

Если вы серьезный человек и серьезно занимаетесь историей,  то для вас в данном вопросе уже довольно давно нет никаких загадок. Речь идет только о методах, которые историки используют при анализе письменных источников. Это ведь события тысячелетней давности, 862 год. И, конечно, поскольку Русь была деревянная, пожары унесли массу письменных источников.

А вот, поистине выдающееся открытие и предмет для гордости – новгородские берестяные грамоты. Они перевернули вообще представление о средневековой Руси. Ведь до того считалось, что грамотных на Руси почти не было – только церковь и высшая знать. Но с 1951 года найдено больше тысячи берестяных грамот, где самые различные люди писали друг другу, вплоть до объяснений в любви!

– Да, береста, бумага – материалы и прочные, и непрочные. Позвольте "технический вопрос": как обстоит дело с оцифровкой архивов?

– Ну, это вещь, достаточно плотно входящая в быт сегодняшних российских архивов. Единственно – это затратная вещь.

Я глубоко убежден, что одновременно с оцифровкой документов надо создавать современный научно-справочный аппарат. То есть, создавать базы данных, которые позволяли бы быстро и эффективно искать ту информацию, которая находится внутри этих источников. И начинать-то надо не с оцифровки, не со сканирования, а с того, что существующий научно-справочный аппарат – описи, картотеки, каталоги – переводить в электронный формат.

Государственный архив РФ как никогда близок к тому, чтобы ввести в базы данных названия всех 6,5 млн хранящихся в нем дел. На протяжении последних 10 лет, год за годом, насколько нам позволяют выделяемые средства, вводим. Сейчас эта база уже в открытом доступе. Когда в 2009 году мы открывали доступ к этой базе данных сначала только в читальном зале архива, я попробовал набрать свою фамилию. И нашел два личных дела моего деда, который был врачом. Я бы никогда в жизни их не нашел, если бы их заголовки не были введены в систему. Откуда бы я знал, что в архиве Министерства здравоохранения РСФСР сохранились эти два дела?

Кроме того, за эти 10 лет мы с нашими немецкими коллегами осуществили проект комплексного изучения архива советской военной администрации в Германии. Около 9 тыс. дел – мы оцифровали весь этот архив, он вывешен в свободном доступе и подокументно описан. Не заголовки дел, а внутри дел каждый документ описан. Сейчас вы можете спокойно, хоть с мобильного телефона, набрать "Государственный архив РФ" и листать эти дела и копировать их.

У нас несколько таких проектов: например, оцифровка архива последней императорской семьи. Фотографии тоже в открытом доступе. А ведь каждую надо атрибутировать, выяснить: кто на ней изображен. Они ведь не всегда подписаны. Это большая кропотливая научная работа – и мы ее продолжаем. Если были бы деньги, мы делали бы это быстрее.

– А древние летописи тоже оцифровываются?

– Да. Зайдите на сайт Федерального архивного агентства, и вы увидите, что мы сейчас стали делать виртуальные выставки, на которых представлены оцифрованные документы. 31 января мы открыли сайт "Архивы – школе", где в пилотном варианте оцифрованы документы, которые проходят в школьной программе. Например, движение декабристов. Конституция Никиты Муравьева, "Русская правда" Пестеля. Или открытая в прошлом году нами виртуальная выставка к 1150-летию российского государства, где каждый желающий может увидеть основные документы, начиная с "Русской правды" X века и уложения царя Алексея Михайловича. Оно полностью сканировано, все 209 метров. И если вы умеете читать скорописью, попробуйте свои силы.

– Ну, и последний вопрос. Коль скоро дело касается архивов, невозможно не поинтересоваться: действительно ли сгорели во время Февральской революции архивы петербургской охранки? Где якобы хранилось "дело Сталина"?

– Конечно, никакого дела Сталина не было – это все мифы и глупости. У Иосифа Виссарионовича достаточно на совести преступлений. Но не был он агентом охранки, как бы ни хотелось некоторым ретивым.

Это знаменитая фальшивка, которая была опубликована в 1956 году в журнале "Лайф" — и абсолютно разоблачена сотрудниками, кстати, нашего архива. Донесение из енисейского розыскного пункта – "выплатить Джугашвили такую-то сумму". Но не было в том году такого розыскного пункта, его раньше ликвидировали. Человек, который составлял эту фальшивку, имел представление о предмете, но не знал деталей. Полковник Русанов, который якобы подписал этот документ, в том году уже был далеко-далеко от Сибири – в Прибалтике.

Архивы – страшная вещь. И поверьте, в нашем бюрократическом государстве нельзя уничтожить документы, не оставив следа.

Беседовал Леонид Смирнов

ИА «Росбалт» – 01.02.2013
http://www.rosbalt.ru/moscow/2013/02/01/1088738.html 

     © Росархив 2009–2019.
     Условия использования материалов

     Дистрибутивы программ

     Поддержка сайта:
     support@archives.ru

Рассылка Новости портала Архивы России Журнал 'Вестник архивиста' Архив кинохроники и документальных фильмов Международный совет архивов