«Российская газета»: Смутное время. Архивы открыли выставку "Преодоление смуты"

Страница для печати

25.10.2012  00:08  |  Актуальная история

Возможность вглядеться в историю России рубежа XVI и XVII веков, получившего название «Смутного времени», предоставляет открывшаяся вчера в Выставочном зале федеральных архивов экспозиция «Преодоление смуты».

Первое, что бросается в глаза на выставке, роскошный царский костюм в сапфирах и рубинах величиной с сорочье яйцо.

– Он, конечно, ненастоящий, – смеется историк Наталья Болотина. – Это оперный костюм Александра Огнивцева, оперного баса, певшего партию Годунова в постановке 1947 года, нам его прислали из музея Большого театра.

И добавляет полуукоризненно: «Вот так мы и видим эту эпоху – через Пушкина и Мусоргского».

Не самая худшая призма, думаешь про себя, но почти у каждого экспоната хочется позвать доку-консультанта.

Действительно ли вот этими бердышами, присланными на выставку из музеев Московского Кремля, охраняли так и не сдавшуюся полякам Троице-Сергиеву лавру при ее осаде? Настоящая ли подпись Марины Мнишек стоит под реестром ее арестованного имущества, неожиданно начинающимся с «образа Христа Спасителя» и мощей святых и продолжающимся пятью венцами – золотыми, с чернью? Ну а когда доходишь до «расспросных речей» по поводу убийства царевича Дмитрия, буквально идешь в коридор искать консультанта.

– Убийства не было, – уверен архивный историк Геннадий Якушкин, – это абсолютно точно! Историк Любовь Столярова, доктор наук, привлекала к своим научным изысканиям даже специалистов по эпилептическим заболеваниям и сделала об этом очень доказательный доклад на Мининских чтениях.

Заметив же в моих глазах далеко не абсолютное доверие, добавляет: «Но Александр Сергеевич Пушкин на века внес в нас сомнения».

Русская литература, опера и поэзия давно рассматривают Смутное время через нравственный экран. Архивная выставка хочет вернуть нам другой, с первого взгляда кажется более сухой и фактографичный, а на самом деле более объемный взгляд на те сложные и чуть ли не каждый год меняющиеся времена.

– Эта выставка уникальна еще и потому, что по идее все документы должны были пропасть после большого московского пожара 1626 года, – добавляет Наталья Болотина, – но нам удалось разыскать достаточно много уникальных бумаг.

Например, в городе Шуе чудом сохранились присланные когда-то в приказную избу письма Пожарского, Минина и Трубецкого с воззваниями – просьбами финансовой помощи на ополчение.

Грамоту английской королевы Елизаветы с поздравлением Борису Годунову по случаю вступления на престол читаешь с дипломатическим интересом, а запись в приходно-расходной книге Иосифо-Волоцкого монастыря о «великом гладе» годуновских времен – «еравого хлеба не было никакова, ни овощу, ни меду, мертвы ж по улицам и по дорогам собаки не проедали» – с содроганием и вечной догадкой, что причиной шатания власти является ее безразличие к горю людей.

– Обратите внимание, – подчеркивает историк Наталья Болотина, – после 1612 года герои «сопротивления» были награждены, пожалованы землей – за бои, разорение, терпение – прямо в таких формулировках. Но и у тех, кого землей жаловали Лжедмитрии, ее не отобрали.

1612 год – это и год прощения. Не только избрание нового царя, но и прощение смутивших и смутившихся открыли перед Россией новое время.

Елена Яковлева

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) № 5919 от 25 октября 2012 г.
http://www.rg.ru/2012/10/25/istoria.html

     © Росархив 2009–2019.
     Условия использования материалов

     Дистрибутивы программ

     Поддержка сайта:
     support@archives.ru

Рассылка Новости портала Архивы России Журнал 'Вестник архивиста' Архив кинохроники и документальных фильмов Международный совет архивов