Российский архив без пыли («Голос России»)

Страница для печати

10.03.2011, 19:14

Что хранится в тайниках Российского государственного архива научно-технической документации?

Армен Гаспарян и Лариса Успенская. © Фото: «Голос России»

Гостья в студии «Голоса России» – заместитель директора Российского государственного архива научно-технической документации Лариса Успенская.

Интервью ведет Армен Гаспарян.

Гаспарян: Десятого марта в России отмечается профессиональный праздник работников архивов, так называемый День архивов. У нас в гостях – заместитель директора Российского государственного архива научно-технической документации Лариса Успенская. Лариса Викторовна, хочется поздравить вас с профессиональным праздником. Не знаю, что пожелать в этой связи, но я думаю, что к этому вопросу мы вернемся уже в конце нашей беседы.

Успенская: Да, спасибо большое. Если это возможно сейчас, мне бы хотелось обратиться к моим коллегам, к архивистам, и поздравить всех сотрудников архивов с Днем архивов. И пожелать всем нам доброго здоровья, бодрости духа и верности выбранному делу.

Гаспарян: Что представляет собой на сегодняшний день Российский государственный архив научно-технической документации?

Успенская: У нас длинное, сложное, тяжелое название, и архив представляет собой комплекс довольно сложных, структурных подразделений, которые объединяют в себе не только архив, в его состав входит также лаборатория микрофильмирования.

Если это возможно, я немножко расскажу об истории создания нашего архива. Дело в том, что новый архив был создан в 1995 году. Тогда же было принято решение в ходе всех реформ об объединении двух архивов, Российского государственного научно-исследовательского космического архива и Архива научно-технической документации.

Наверно, это было правильно сделано. На тот момент стояла перед руководством сложная задача. Дело в том, что архив научно-технической документации располагался в Самаре, и сейчас он там. И тот архив как самостоятельное структурное подразделение сейчас называется филиалом РГАНТД в Москве. Космические функции архива, который был создан в 1974 году тоже влились в структуру комплектования всей научно-технической документации.

И сейчас мы храним и собираем не только документацию по космической тематике. Это была основная цель создания, задача, которая была утверждена постановлением правительства в 1974 году, когда был образован научно-исследовательский центр космической документации. Мы комплектуемся документами научно-технического профиля, научных и технических организаций Москвы, Московской области, федерального подчинения, естественно.

Гаспарян: Понятно. Охотно ли ведомственные организации предоставляют материалы для вашего архива?

Успенская: Предоставляют – это не совсем правильное слово. Передают. В 2004 году был принят 125 закон, федеральный закон об архивном деле, и в частности архивы получили возможность требовать передачи на постоянное хранение документов от организаций источников своего комплектования. Мы получили  функцию требовать. Но требовать – это одно, а получать – это другое.

Гаспарян: А в чем камень преткновения?

Успенская: Многие организации меняют форму своей собственности. Раньше, до момента акционирования государственная организация по этому 125 закону должна была передать на постоянное хранение в федеральный архив документы. То есть то, что сделано на государственные деньги. Но акционированное, частное предприятие, поменявшее форму собственности, зачастую считает себя правопреемником, и в частности, документов тоже.

И, конечно, большие сложности не только в этом. Некоторые, может быть, и хотели бы передать, но дело в том, что документы в государственный архив должны передаваться в порядочном состоянии. То есть по описям, имеющим свои поисковые данные. К сожалению, архивная служба на местах, в организациях, предприятиях фактически развалена. Потому что, как правило,  если это продолжает, то, как и все у нас, это требует затрат. Должностей архивистов на предприятиях практически уже не осталось, помещения, которые раньше занимали архивы, как правило, сдаются в аренду, как-то все это уплотняется, куда-то это все складывается в неприспособленном состоянии. Единственные документы, которые очень хорошо к нам поступают, это от  ликвидированных организаций и предприятий.

Гаспарян: Просто хранить никому не интересно.

Успенская: Потому что при ликвидации кризисный директор принимает решение, и документы передаются в архив.

Гаспарян: Как же так получается? Ведь архив, если совсем в упрощенной форме, это знание о прошлом. Тот, кто не знает прошлого, не будет иметь будущего, это еще великий русский историк Ключевский написал. Почему же такая ситуация возникает, когда сознательно игнорируется такой важный аспект, как знание о прошлом страны?

Успенская: Мне кажется, что он игнорируется в тех случаях, когда какие-то собственные интересы превалируют над интересами общественными. Наверное, это так. Но кроме исторического знания, о котором в глобальном масштабе вы затронули вопрос, мне хотелось бы сказать о том, что архивы сейчас хранят и социально-правовые документы. Это документы о заработной плате, о награждениях.

У нас в архивах сейчас работает целое подразделение, которое занимается наведением социально-правовых справок. Обращаются пенсионеры, обращаются люди, которым нужна сейчас пенсия. Оформить ее, если ты потерял трудовую книжку, или у тебя нет справок о зарплате с места работы, а организация ликвидирована очень сложно. И архивы сейчас, и наш архив в том числе, кроме своей непосредственной задачи – сохранять научно-техническое наследие, – занимается и вопросами сохранения документов социально-правового характера, так называемых документов по личному составу.

Гаспарян: Если в глобальном смысле смотреть, это фактически главное изменение, которое произошло в работе архива, скажем, за последние лет 20?

Успенская: Наверное, нет. Я не думаю, что это главное изменение. Главное изменение, безусловно, в том, что архивы сейчас переходят на новые технологии. Это бы мне хотелось подчеркнуть. Хранят документы, в частности и наш архив, как на бумажных носителях, на кальке, синьке, у нас даже есть документы на батисте, так и на кинопленке, фонопленке, негативной пленке, фотопленке. И сейчас мы начали принимать документы на цифровых носителях, с ними самая большая проблема.

Гаспарян: Почему?

Успенская: Я могу привести пример: некоторое время назад к нам обратились с предложением принять документы одного погибшего журналиста, который занимался проблемами истории, на дискетах. И выяснилось, что дискеты, носитель цифровой, но как его прослушать? Ведь это же нужно программное обеспечение того времени, значит, его тоже нужно сохранять. Эта дискета может просто не работать от старости. Таковы проблемы с носителями, с дисками.

Сейчас мы оцифровываем наши документы, и они записываются на золотые диски. Считается, что эти золотые диски в течении 50 лет сохранят информацию. Потому что на наших обычных дисках очень много погрешностей. Что значит погрешность в документе, если середина из документа выпадет, или  вообще диск не откроется? Значит, документ мы потеряли, то есть его невозможно будет прочитать.

В нашем архиве тоже существует специальный отдел обеспечения сохранности. Они занимаются исследованием процессов, которые происходят на подобных носителях со временем, и дают рекомендации о том, как сохранить эту информацию. Через сколько лет нужно переписать этот диск? Что нужно сделать, какие профилактические работы провести, каковы режимы для записи документов. Все это требует дополнительного внимания. Еще мне хочется сказать, что за последние годы архивы стали более открытыми.

Гаспарян: Открытыми для посетителей?

Успенская: Конечно. Стали работать сайты, я приглашаю всех наших радиослушателей посетить наш сайт, там вы узнаете много интересного. В частности, мне хотелось бы остановиться на том, что мне ближе. У нас есть так называемый выставочный зал. К юбилейным датам мы размещаем в этом виртуальном выставочном зале виртуальные выставки архивных документов. У нас, конечно, есть и большие проекты, есть и менее значительные. В 2006 году мы делали проект к столетию Сергея Павловича Королева, и на этой виртуальной выставке было размещено более восьмисот документов. Мы получили отзывы из глубинки, от школьных учителей, от исследователей, которые, может быть, никогда и не доберутся до Москвы, чтобы воочию увидеть и изучить эти документы. Но они получили такую возможность.

Гаспарян: А к пятидесятилетию полета Юрия Гагарина планируется что-то?

Успенская: Да, сейчас об этом мы тоже поговорим. Мы все-таки себя позиционируем как космический архив в этой части, потому что у нас огромная коллекция документов по космической тематике, более 220 тысяч единиц хранения. Это значительный объем. Пожалуй, это самая большая коллекция документов по космической тематике, которые сосредоточены в руках государства.

Мы планируем сделать две выставки. Одна будет виртуальная, она будет размещена на портале «Архивы России», другая выставка будет размещена в выставочном зале федеральных архивов, Большая Пироговская, дом 17. Я всех наших радиослушателей приглашаю посетить эту выставку, которая откроется для свободного посещения 9 апреля и проработает до 15 мая.

Я думаю, что на этой выставке документов многие увидят то, о чем они когда-то слышали или что-то думали. Посетители увидят документы, в том числе и недавно рассекреченные, гриф с которых был снят некоторое время назад. Мы предполагаем, что будет очень интересен дизайн этой выставки. Может быть, не такой академический, как принято в этом зале, и как можно себе представить. Но нам хотелось бы развеять мнение об архиве, как о хранилище пыльных бумаг, как о складе ненужных вещей.

Гаспарян: Куда не ступала нога человека.

Успенская: Нога человека ступает, поэтому наш архив открыт, мы проводим экскурсии по нашим архивохранилищам, потому что нам есть чем похвалиться, у нас совершено замечательное архивохранилище. Многие, например, не знают, как хранить кинопленку. У нас для каждого вида документов есть отдельные архивохранилища со своим температурным и влажностным режимом. Поэтому я тех, у кого будет желание, приглашаю на экскурсию в архив. Еще к 50-летию полета Гагарина мы выпускаем сборник документов «Человек. Корабль. Космос», издает его издательство «Новый хронограф». Это будет значительный том документов, многие из них будут опубликованы впервые, порядка 170 документов, многие из них рассекречены именно под юбилей.

Гаспарян: В обществе бытует такая точка зрения, что российские архивы очень консервативны, очень закрыты, попасть туда почти невозможно. Будучи профессиональным журналистом, что я должен сделать, чтобы поработать Российском государственном архиве научно-технической документации, скажем, если я собираюсь написать книгу про Юрия Гагарина? Я вообще могу туда попасть?

Успенская: Безусловно, вы можете попасть. На нашем сайте размещены часы работы читального зала. Это тоже достижение последних лет. У нас хорошо оборудованный читальный зал. В читальный зал архива получает доступ любой гражданин России при наличии паспорта. То есть, придя и заполнив личное заявление, любой гражданин по 125 федеральному закону может прийти в архив и получить доступ к базам данных, к описям. Потом ему могут быть предоставлены документы после отбора.

Единственное, что нужно учитывать, что наш архив имеет свою специфику. Документы, переданные от предприятий, организаций могут быть ограниченного доступа. И с этим, собственно говоря, надо мириться и считаться именно потому, что они могут содержать техническую, коммерческую, профессиональную, медицинскую тайну. Но в последнее время никаких жалоб на нас не поступало. И мы всегда открыты, всегда готовы принять наших посетителей, подсказать им, что они могут у нас найти, чего уж у нас точно нет.

Гаспарян: Электронные копии можно будет сделать с документов?

Успенская: Электронные копии делаются, как и во всех архивах.

Гаспарян: И с ноутбуком со своим тоже можно придти поработать?

Успенская: Да. На это, правда, требуется специальное разрешение руководства. Но, как правило, такое разрешение предоставляется. Мы здесь действуем в рамках тех правил, которые заложены в архивной отрасли.

Гаспарян: Просто я сталкивался с жалобами некоторых коллег, которых не пускали в некоторые архивы с ноутбуками, и говорили: переписывайте по старинке, от руки, в XXI веке-то.

Успенская: Еще свою подпись можно от руки поставить, но писать, конечно, сложно. Но мы не протестуем против того, чтобы желающие работали с компьютером. Единственное, конечно, копирование документов на свои носители – на фотоаппарат, на флешки, сканирование, может быть, не приветствуется, потому что есть определенные ограничения, о которых мы уже говорили. И нужно соблюдать эти правила.

Гаспарян: Не так давно у нас в эфире был председатель Совета при президенте России по развитию институтов гражданского общества и правам человека Михаил Федотов. И он сказал, что ситуация зачастую складывается анекдотичная, потому что засекречены бывают, например, данные по сбору зерна в каком-нибудь 1935 году.

В вашем архиве много документов, которые до сих пор содержат тот самый гриф "совершенно секретно", например. И планируется ли в какой-то срок рассекретить их, или они так и останутся навсегда под грифом государственной тайны?

Успенская: Наш архив, как и все федеральные архивы, занимается вопросом рассекречивания документов. И в нашем архиве оно идет двумя путями. Первый путь – это по истечении 30-летнего срока, положенного по закону о государственной тайне. Мы обращаемся в организации, сдававшие нам документы, и напоминаем им, что такие их документы находятся на закрытом хранении, а срок истекает. Они рассматривают иногда, иногда откликаются, документ рассекречивается. Иногда они пишут письмо, что они продляют этот срок еще на определенное время.

По ликвидированным организациям Межведомственная комиссия по защите государственной тайны осуществляет работы по рассекречиванию документов. Составляется пятилетний план. В этой пятилетке наш архив сделал предложение на рассекречивание около двух тысяч документов, которые у нас хранятся. Но дело в том, что мы комплектуемся документами все-таки специфическими. Они относятся, как я уже сказала, к некоторым тайнам, потому что, например, 227 источников нашего укомплектования – это организации оборонного профиля. Может быть, тут и не нужно так уж сильно все и рассекречивать.

Гаспарян: Если в практическую плоскость перейти, то по полету Гагарина много засекреченных документов осталось? Или уже огласили и показали всему миру все, что было?

Успенская: К сожалению, не все, конечно, рассекречено.

Гаспарян: То есть исследователей в перспективе еще ждет что-то такое, о чем они, может быть, даже и не подозревают?

Успенская: К сожалению, я думаю, что уже прошел период невероятных открытий. Потому что тем или иным образом информация все равно просачивается в публичное знание. Потому что есть люди, которые вспоминают, что-то помнят, что-то рассказывали. Все равно Гагарин слетал, он был первым.

Гаспарян: А вот тут я поспорил бы с вами. Потому что воспоминания людей, безусловно, важное и знаковое свидетельство. Но есть еще такое понятие как аберрация памяти. С документом не сравнится.

Успенская: Конечно, с документом не сравнится. Я говорю о другом. Никаких глобальных открытий, я думаю, в полете Гагарина мы обнаружить не можем. Потому что к 30-летию полета Гагарина, например, был рассекречен его доклад Государственной комиссии, который он сделал 13 апреля 1961 года в Куйбышеве. Этот доклад из архива президента был опубликован в «Вестнике». И, собственно говоря, там было понятно, что Гагарин спускался отдельно от спускаемого аппарата. Об этом было уже сказано.

Несмотря на то, что в деле рекордов, которое хранится, в частности, и в нашем тоже архиве (серия дел о рекордах, которые регистрировались Международной авиационной федерацией), было сказано, что спускался он вместе со спускаемым аппаратом, не отделившись. Какие-то такие иллюзии были, была надежда на то, что откроется что-то, чего не было открыто. На одном уважаемом радио несколько лет назад информация о том, что доклад, который уже был опубликован дважды, в первый раз «нашли». Это прозвучало как сенсация. Я пыталась дозвониться, но мне сказали: бывает.
 

Радиовещательная компания «Голос России» 10.03.2011
http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/no_program/47210926.html

Аудиоверсия программы

     © Росархив 2009–2019.
     Условия использования материалов

     Дистрибутивы программ

     Поддержка сайта:
     support@archives.ru

    Рассылка Новости портала Архивы России Журнал 'Вестник архивиста' Архив кинохроники и документальных фильмов Международный совет архивов